УДК 630*907.2

СОЦИАЛЬНЫЕ АСПЕКТЫ ЛЕСНОЙ РЕКРЕАЦИИ В БЕЛАРУСИ

 

SOCIAL ASPECTS OF FOREST RECREATION IN BELARUS

 

Юшкевич М.В. (Белорусский государственный технологический университет, г. Минск, Республика Беларусь)

Yushkevich M.V. (Belarusian State Technological University, Minsk,Republic of Belarus)

 

Исследована зависимость посещаемости лесов рекреантами и привлекательности различных древостоев от величины и вида населенного пункта, возраста, пола, характера занятости рекреантов.

The dependence of attendance recreants forests and attractiveness of the various stands on the size and type of locality, age, gender, employment status recreants.

 

Ключевые слова: рекреация, лес, состав, посещаемость, возраст.

Key words: recreation, forest, composition, attendance, age.

 

Среди многообразных природных комплексов лес создает наиболее благоприятные условия для отдыха человека, в особенности при наличии рядом с ним водных объектов и открытых пространств (луг, пляж и т. д.) [1]. В связи с постоянным увеличением доли городского населения в Беларуси (77,3% в 2015 г.) спрос на лесорекреационные услуги возрастает. Для качественного предоставления лесорекреационных услуг, правильного ведения хозяйства в лесах, приоритетной функцией которых является рекреационная, необходимо знать и учитывать в том числе и социальные аспекты рекреационного лесопользования (зависимость посещаемости лесов и предпочтений рекреантов от величины и вида населенного пункта, возраста, пола, характера их занятости и др.).

Для выявления предпочтений отдыхающих применялось прикладное краткосрочное описательное социологическое исследование методом массового опроса. При построении выборки в пределах каждой области и г. Минска применялся стратифицированный непропорциональный отбор: преимущество отдавалось районам и крупным населенным пунктам рядом с республиканскими дорогами, соблюдалась относительная равномерность размещения обследуемых населенных пунктов и районов по территории Беларуси. В пределах подвыборки применялся систематический отбор (шаг отбора определялся в зависимости от размера подвыборки и необходимого количества опрашиваемых). При сборе первичных данных применялся метод группового и индивидуального анкетного опроса на месте. Анкетирование проводилось в 2014 г. Анкета использовалась полузакрытая. Респонденты, кроме личных данных (пол, возраст, величина и вид населенного пункта постоянного проживания, род занятий), отвечали на вопросы о посещаемости лесов в летний период, лесах, которые они предпочитают посещать (сосновые, еловые, березовые и т. д.; состоящие из нескольких видов деревьев или одного вида) [2].

Объектом опроса являлась вся совокупность потенциальных рекреантов, проживающих на территории Беларуси. Исходя из численности населения республики на начало 2014 г. (9 468 154 чел.), учитывая возрастную структуру, максимальный размер генеральной совокупности составил 7 338 070 чел. Исходя из этого, в социологических исследованиях объем выборочной совокупности при доверительной вероятности 95% и доверительном интервале 5% устанавливается в размере не менее 384–400 человек. В нашем случае опрошен 391 человек. Среди опрошенных мужчины составляют 43,1%.

Рекреанты, которые отдыхают в лесу в летний период, достаточно равномерно распределяются по количеству его посещений (таблица 1). Чаще всего отдыхающие бывают в лесу летом 1–2 раза (26,3% опрошенных) и 3–4 раза в месяц (25,0%). Доли тех, кто редко (1–2 раза за лето) и часто (несколько раз в неделю) посещают лес, почти одинаковы (21,2 и 22,0%). Не отдыхают в летний период 5,5% опрошенных. Женщины посещают лес существенно реже, чем мужчины. Среди них преобладают (58,8%) те, кто бывает в лесу 1–2 раза за лето или в месяц. Среди мужчин данная доля составляет 38%. Доля женщин, которые не посещают лес летом (6,5%), также немного выше, чем мужчин (4,6%). Работающие рекреанты бывают в лесу реже, чем пенсионеры, студенты и учащиеся. Доля тех, кто посещает лес 1–2 раза за лето или в месяц, у перечисленных категорий составляет соответственно 69,7, 45,3 и 43,9%. В тоже время среди пенсионеров достаточно высока доля (9,5%) тех, кто не бывает в лесу.

Жители сельских населенных пунктов чаще, чем жители крупных городов, посещают леса. Доля тех, кто бывает в них 3–4 раза в месяц и чаще, у вышеперечисленных категорий рекреантов соответственно 53,5 и 43,7%, а посещающих лес несколько раз в неделю – 31,3 и 14,1%. Однако высоко участие (9,1%) тех сельских жителей, которые не бывают в лесу в течение лета.

 

Таблица 1 – Распределение отдыхающих по посещаемости лесов в летний период, %

Категория
отдыхающих

Количество посещений лесов

1–2 раза за лето

1–2 раза в месяц

3–4 раза в месяц

Несколько раз в неделю

Не отдыхают

Все

21,2

26,3

25,0

22,0

5,5

Мужчины

15,5

22,5

29,5

27,9

4,6

Женщины

28,0

30,8

20,6

14,0

6,5

Учащиеся, студенты

20,1

23,8

28,0

22,8

5,3

Работающие

30,3

39,4

9,7

14,5

6,1

Пенсионеры

14,6

30,7

27,3

17,9

9,5

Жители Минска и областных центров

23,9

28,2

29,6

14,1

4,2

Жители сельских населенных пунктов

12,1

25,3

22,2

31,3

9,1

 

Более ¾ опрошенных предпочитают отдыхать в смешанных древостоях, а каждый пятый – в чистых (таблица 2). Не имеет значения количество древесных видов в древостое для 3,0% рекреантов. Необходимо отметить, что доля таких ответов, как правило, незначительно варьирует (от 1,6 до 4,4%) в зависимости от категории отдыхающих, за исключением работающих (10%). Наименьшая она среди учащихся и студентов, а также женщин, наибольшая – среди жителей населенных пунктов и мужчин.

 

Таблица 2 – Распределение отдыхающих по предпочитаемости различных составов древостоев, %

Категория
отдыхающих

Древостои по составу

чистые

смешанные

чистые и смешанные

Все

19,9

77,1

3,0

Мужчины

15,5

80,6

3,9

Женщины

25,2

72,9

1,9

Учащиеся, студенты

19,0

79,4

1,6

Работающие

24,2

66,1

9,7

Пенсионеры

15,9

82,2

1,9

Жители Минска и областных центров

22,5

74,6

2,8

Жители сельских населенных пунктов

17,6

77,9

4,4

 

Наибольшая доля тех, кто предпочитает отдыхать в смешанных древостоях, среди пенсионеров (82,2%) и мужчин (80,6%), наименьшая – среди женщин (72,9%) и жителей крупных городов (74,6%). У работающих она существенно ниже средних данных (66,1%). Более четверти опрошенных женщин высказываются за отдых в чистых древостоях. Среди мужчин доля таковых 15,5%. Почти каждый четвертый работающий также предпочитает чистые древостои и лишь 15,9% пенсионеров в своих ответах выбирали такие древостои. Существенного расхождения в ответах на данный вопрос у жителей различных населенных пунктов не выявлено.

Для более детальной характеристики предпочтений респонденты в анкете указывали древостой(и), в котором(ых) им нравится отдыхать летом (сосновый, еловый, березовый, дубовый, из других видов деревьев, свой ответ). Результаты представлены в таблице 3. Наибольшей привлекательностью у рекреантов пользуются сосновые древостои. Более половины опрошенных выбрали их в качестве места отдыха. Древостои, состоящие из других пород, назывались существенно реже. Березняки отметили 11,0% опрошенных. Другие древостои респонденты упоминали еще реже. Ельники и дубравы выбрали практически равные доли рекреантов (4,2 и 3,8% соответственно). Не имеет значения, из какой древесной породы состоит древостой, для 6,4% отдыхающих. Достаточно большая доля опрошенных (22,1%) указали в ответах несколько древесных пород, в т. ч. две породы – 15,3%. В таких анкетах чаще всего отмечены сосновые (19,1%) и березовые (17,8%) древостои. Если были выбраны две древесных породы, то доминировало сочетание сосны и березы (10,2%). Существенно реже зафиксированы комбинации сосны с елью, березы с дубом и сосны с дубом. При указании трех и более древесных пород преобладало сочетание сосны, березы и ели, реже отмечена комбинация сосны, березы и дуба. Сосновые древостои нравятся женщинам несколько больше (52,3%), чем мужчинам (48,9%). Всего 1,9% женщин указывают в качестве места отдыха еловые леса. У мужчин эта доля существенно выше (6,2%). В тоже время березняки выбирают в своих ответах 14,0% женщин и 8,5% мужчин. Почти четверть женщин в своих ответах указывают несколько (чаще две) предпочитаемых древесных пород для отдыха. Среди них доминируют сосна и береза. Не имеет значения, из какой древесной породы состоит древостой, для 9,3% мужчин.

 

Таблица 3 – Распределение отдыхающих по предпочитаемости различных древостоев, %

Древостой

Категория отдыхающих

Все

Мужчины

Женщины

Род занятий

Жители

Учащиеся, студенты

Работающие

Пенсионеры

Минска и областных центров

сельских населенных пунктов

Сосновый

50,4

48,9

52,3

51,9

48,5

56,3

54,1

45,5

Еловый

4,2

6,2

1,9

4,2

3,0

6,7

2,9

6,1

Березовый

11,0

8,5

14,0

11,6

8,1

9,2

8,0

15,2

Дубовый

3,8

3,9

3,7

4,8

2,5

2,9

3,6

4,0

Из других пород

2,1

2,3

1,9

2,1

3,2

1,2

2,9

1,0

Порода не имеет значения

6,4

9,3

2,8

5,8

6,8

8,5

8,0

4,0

Из нескольких пород:

22,1

20,9

23,4

19,6

27,9

15,2

20,5

24,2

из двух пород

15,3

12,4

18,7

15,3

20,3

10,4

14,1

18,7

из трех и более пород

6,8

8,5

4,7

4,3

7,6

4,8

6,4

5,5

В том числе с наличием:    сосны

19,1

19,4

22,4

18,0

24,3

14,3

16,8

22,2

ели

7,6

7,0

8,4

7,4

4,8

7,5

5,8

10,1

березы

17,8

17,1

18,7

15,9

24,0

13,9

16,8

19,2

дуба

5,1

4,7

5,6

3,2

9,7

3,4

5,8

3,0

 

В целом можно сказать, что женщины выбирают для отдыха древостои, состоящие из одной или двух древесных пород, чаще сосны, березы или смешанные из этих пород. Мужчины более вариативны в своем выборе.

Хвойные древостои нравятся 63% опрошенных пенсионеров. Среди работающих такие ответы дали 51,5% респондентов. Очень высока среди работающих доля тех, кто выбирали несколько древесных пород (27,9%). Жители сельских населенных пунктов характеризуются высокой долей тех, кто предпочитает для отдыха березовые и еловые древостои, и низким участием, выбирающих сосновые, в сравнении с жителями Минска и областных центров.

 

Список использованных источников

1. Рожков Л.Н. Основы теории и практики рекреационного лесоводства [Текст]/ Л. Н. Рожков. – Минск: БГТУ, 2001. – 292 с.

2. Юшкевич М.В. Социальные аспекты лесной рекреации // Труды БГТУ. – 2016. – №1: Лесное хозяйство. – С. 244–248.