УДК 632.914 + 632.793

 ПРЕДСТАВИТЕЛЬНОСТЬ ПАРАЗИТОВ ВРЕДИТЕЛЯ ЛЕСА  КАК ИНДИКАТОР ЭКОЛОГИЧЕСКОГО СОСТОЯНИЯ НАСАЖДЕНИЯ (НА ПРИМЕРЕ NEODIPRION SERTIFER GEOFFR)

 

REPRESENTATIVE PARASITES OF PESTS OF THE FOREST AS AN INDICATOR OF THE ECOLOGICAL CONDITION OF PLANTATIONS (FOR EXAMPLE NEODIPRION SERTIFER GEOFFR)

 

Вишнякова С.В. (г.Брянск, РФ)

Vishnyakova S.V. (Bryansk, Russia)

 

Приводятся результаты наблюдений за паразитами Neodiprion sertifer Geoffr в насаждениях разных по экологическому состоянию.

The results of observations of the parasites of Neodiprion sertifer Geoffr in the plantings of different ecological condition.

 

Ключевые слова: энтомофаг, паразит, яйцо, вредитель, напочвенный покров, растения-нектароносы, рекреация, экологическое состояние, насаждение

Key words: the predator, the parasite, egg, pest, ground cover, plants nectarine, recreation, ecological status, imposition

 

По сообщению многих авторов паразиты рыжего соснового пилильщика были неоднократно выявлены в очагах его массового размножения и их численность достигала таких размеров, что в ряде случаев именно они подавляли развитие очага. Так С.Ю. Михкельсон (1980) сообщает, что паразит Achrusocharella ruforum Krausse уничтожал от 2,9 до 76,4% яиц пилильщика. Заражённость в период вспышки колебалась от 10% - в начале градации до 70% - в конце. Причём автор отмечает важную деталь и сообщает о том, что численность ахризохареллы зависела от возраста и состава насаждений, когда в более низких по высоте насаждениях степень заражения была выше как и в смешанных по сравнению с чистыми. При этом автор отмечает, что яйцеед в большей степени влияет на динамику численности пилильщика в межвспышечный период. В более ранней работе Н.Г. Колимиеца, А.И. Воронцова Г.В. Стадницкого, (1972) также сообщается , что яйцееды пилильщика уничтожали до 53,5% его яиц. А финские авторы (Juuntinen and Varama, 1986) приводят пример как яйцеед рыжего соснового пилильщика положил конец вспышке, уничтожив почти 100% яиц вредителя. По мнению Т.М. Гурьяновой (1990) комплекс паразитов рыжего соснового пилильщика составляет постоянный и значительный фактор его смертности действующий в разной степени на разных этапах развития очагов пилильщика и в различных по экологическим условиям стациях.

В периоды действия очагов массового размножения рыжего соснового пилильщика в Брянской области в 1989-1991 и 2012-2017 г г на части их территорий проводились наблюдения за развитием вредителя от его фазы яйца до имаго в разных экологических условиях. На фазах яйца, личинки и кокона фиксировалась смертность от различных факторов в том числе и от насекомых-паразитов.

В 1989-1991 г г смертность пилильщика изучалась в 4-х участках постоянного наблюдения (Вишнякова С.В., 1993). По своим таксационным характеристикам эти участки являлись культурами от 3 -х до 28 лет. Так первый – это сосна (10С) в возрасте 3 – 4 года, второй - смешанные сосново-берёзовые культуры в возрасте 5 - 7 лет, третий 13 - 14 – летние тоже смешанные посадки сосны и берёзы - и четвёртый 28-летнее чистое сосновое насаждение.

В 2012-2017 г г постоянные наблюдения проводились на подросте одного участка в чистом сосновом насаждении, согласно таксационного описания - 100-летнего возраста. Также в этот период изучалось развитие пилильщика в семьях, привнесённых в новую среду обитания за 150 км от очага массового размножения (Вишнякова С.В. 2017,2016).

В оба периода на стационарных участках подбиралось (или высаживалось в случае привнесения) по 8 -12 семей, в которых проводились учёты смертности, наблюдения за линькой от начала выхода из яиц до коконирования личинок и затем выхода имаго уже в лабораторных условиях и откладки ими яиц. Был прослежен весь спектр периодов развития вредителя на протяжении пяти сезонов.

В период 1989-1991 г г смертность пилильщика, на фазе яйца, была отмечена от наездников-яйцеедов, а на фазе личинки - от наездников-ихневмонид. При этом доля паразитированных яиц варьировала от 1,05 до 34,1%, паразитированные коконы представляли небольшую часть. Смертность рыжего соснового пилильщика на фазе яйца от паразитов была наиболее достоверно определена и отмечалась стабильностью во времени - она наблюдалась постоянно во всех обследованных очагах при разной численности вредителя. Численность паразитов, в тот период наблюдений, даже позволила выявить некоторые её особенности. Например, удалось установить, что на разных фазах развития очагов роль яйцеедов резко варьировала. Так, во вновь возникших очагах – паразитированных яиц в кладках было значительно меньше – от 1,05 до 1,80%, чем в действующих и затухающих, где процент паразитированных яиц соответственно был равен 5,0 – 6,66 и 21,78 и 34,11% . По результатам анализа яиц можно было проследить и некоторую динамику в изменении долей паразитированных в разные годы, кроме участка №4 , где это явление изучалось только в 1989 г. Так в первом и втором вновь возникших очагах количество паразитированных яиц на второй год действия очага вырос - в первом в 2,8 , а во втором в 5,2 раза. При этом на третий год действия очага количество паразитированных яиц увеличилось , по сравнению с первым годом, даже в 17,6 раза, хотя оба очага возникли в молодняках – первый в культурах 3-х - 4-х летнего возраста, а второй в 5 – 7-летних. Второй очаг отличался от первого не только возрастом растений, но и тем, что имел более развитый и разнообразный растительный покров. Больше всего паразитированных яиц было отмечено в затухающем очаге в 28 – летних культурах (21,78%) – четвёртый участок и в очаге на фазе затухания – в 13-летних культурах (34,11%) – третий участок. Оба участка тоже имели хорошо развитый травянистый покров. При этом все эти четыре стационарных участка располагались далеко от населённых пунктов и дорог. Из яиц пилильщика , обитавшего в них, были выведены яйцееды Dipriocampe diprioni (Ferr) и Achrysocharella ruforum (Krausse). Причём первый яйцеед, судя по литературным данным, встречающийся довольно редко, выводился чаще, а столь распространённая повсеместно и хорошо известная ахризохарелла была выведена лишь однажды из кладок яиц пилильщика , собранных во взрослых 28-летних культурах. Имаго яйцеедов в наших условиях, выводились, как правило, через 2 недели или месяц после выхода личинок. В процессе исследования того периода, во время питания личинок, из них паразитов выведено не было, хотя при микроскопировании погибших в полости их тел били ясно видны яйца паразитов. Паразиты личиночной фаза пилильщика были замечены нами и отлавливались в момент заражения. Паразитофауна личиночной и последующих стадий и фаз развития пилильщика была представлена следующими видами наездников- ихневмонид: Exenterus abruptorius (Thunbg), Lophyroplectus luteator (Thumb), Lamachus egues (Hart), Pleolophus basizonius Grav. Из них наиболее часто в молодых культурах встречался Exenterus abruptorius, несколько реже Lamachus egues и очень редко Lophyroplectus luteator, паразит эонимф Lophyroplectus luteator был выведен из кокона пилильщика из очага, развивавшегося во взрослых насаждениях. Из коконов пилильщика , найденных в семенных плантациях были выведены паразит эонимф Dahlbominus fuscipennis (Zett) и вторичных паразит Dibrachys cavus (Wilk).

Смертность закоконировавшихся особей пилильщика от паразитов в изучавшихся, в тот период очагах, была незначительной и колебалась в разные годы от 6 до 21,6 %%.

В период исследований 2012-2017 г г в природных условиях и лабораторно ни в один из пяти лет наблюдений за яйцекладками, выходом личинок, их питанием и развитием до взрослых особей – выхода яйцеедов не наблюдалось. Во время лёта пилильщика также во все годы не было отмечено и выхода паразитов из коконов. В кронах подроста в момент заражения личинок наездники–ихневмониды отмечались ежегодно (см. фото от 30.05.17) , хотя и не в таких количествах как это было в предыдущий период наблюдений.

 Рисунок 1 - Наездник, перед нападением на личинок пилильщика. Фото 30.05.17

 

Количество же яйцекладок и семей пилильщика, за которыми велись наблюдения как и в 1989-1991 г г, уменьшено не было. Но оба периода отличались друг от друга местом проведения наблюдений. Так если во время первого периода они проводились в очагах пилильщика, находившихся в удалённых и труднодоступных местах, то во время второго, в 2012-2017 г г , в интенсивно посещаемом населением участке у междугородной трассы. Участки же, куда привносили семьи пилильщика - тоже располагались вблизи населённых пунктов или совсем находились в черте города. Выдел, где за пилильщиком проводились наблюдения на протяжении пяти лет, представлял собой участок старовозрастного сосняка с очень густой дорожно-тропиночной сетью, с выкопанными в разных местах ямами для добычи песка, с автомобильными дорожками однократного пользования, хаотично перерезающими участок, несмотря на то, что он и, без того, окаймлён с одной стороны трассой, а с другой просёлочной асфальтированной дорогой. Участок сплошь замусорен. При этом процесс замусоривания идёт по восходящей – ежегодно появляются новые скопления различных бытовых отходов, в кучах которых не только полиэтиленовые пакеты, бутылки, бумага, отходы строительного мусора, но и резко пахнущие бензином, даже на отдалённом расстоянии, заржавевшие детали машин. Пилильщик же, несмотря на такой экологический хаос, демонстрирует высокие адаптивные способности, ежегодно с разной степенью интенсивности, повреждая молодые деревца подроста. Кстати, о неожиданных местах появления рыжего соснового пилильщика, также свидетельствующих о его развитых способностях приспосабливаться к необычным для него условиям, недавно сообщили Симоненкова В.А., Осмирко А.А., Ионова Е.А (2015), обнаружившие этого вредителя в городе на посадочном материале из питомника. Напочвенный покров участка, где проводятся наши наблюдения, чрезвычайно беден и местами просто почти уничтожен, т. к в нём с весны начинается сбор ландышей, затем летом и осенью проходят целые группы собирателей лесных даров, направляющиеся соответственно вначале за ягодами, затем за грибами, и постоянно, за исключением только дождливых дней, на участке, порой уже с утра, присутствуют различные любители природы, жгущие костры, заезжающие прямо на машинах к выбранным местам отдыха. Выдел практически лишён растений-нектароносов, так необходимых для питания паразитических насекомых ( Коломиец Н.Г и др.,1972) которые , как например яйцееды рыжего соснового пилильщика, выйдя в мае, из его яиц, должны чем-то питаться, где-то отдыхать, прятаться от врагов и так дождаться появления уже в сентябре – октябре яйцекладок пилильщика, чтобы отложить в них свои яйца. Кроме того, многие яйцееды плохо летают, медленно распространяясь в лесу, как например дальбоминус (Dahlbominus fuscipennis), питаются же они нектаром цветов и медвяной росой, которую в достаточном количестве выделяют отнюдь не все растения и деревья. Так сосна ею бедна по сравнению с елью, подрост которой на упомянутом участке вырублен полностью. Некоторые паразиты большую часть жизни проводят в подстилке, как например главный паразит рыжего соснового пилильщика Pleolophus basizonus Grav в Западной Сибири и способный уничтожить до 73,5% коконов пилильщика в условиях Ленинградской области (В.А. Шапиро, 1964), до 79,3% - на Украине (Коломиец Н.Г и др. 1972). В нарушенной подстилке же этот наездник погибнет. Поэтому выжить в таких условиях особенно мелкие и плохо летающие яйцееды –наездники явно не могут, по–видимому, судя по отсутствию их выхода из коконов в течение пяти лет наблюдений, с большим трудом выживают и крупные наездники-ихневмониды - лучшие чем яйцееды летуны и поэтому способные найти себе корм и убежище и встречающиеся ещё в насаждении.

Пилильщик же, в силу свих биологических особенностей – зимуя в хвоинках сосны и питаясь, сидя на её веточках не так затронут внешними воздействиями человека и ,видимо, поэтому выживает и в таких катастрофически тяжёлых для живого организма условиях. Кроме того, имаго его не проходят дополнительного питания в отличие от энтомофагов, без которого эти полезные насекомые не смогут жить и размножаться. Единственным врагом пилильщика, способным уничтожать большую часть его популяции является полиэдроз, но его сила воздействия зависит, в большой степени, от погодных условий.

Из примера наших наблюдений за рыжим сосновым пилильщиком и его энтомофагами видно, что адаптивные возможности вредителя, не нуждающегося в дополнительном питании, а значит и в условиях для этого, много выше, чем его паразитов в виду биологических особенностей последних. Следовательно, исчезновение, энтомофагов, особенно мелких видов, напрямую связано с ухудшением условий их жизнедеятельности – оскудением кормовой базы, уменьшением числа их мест отдыха, укрытий, встреч полов, спариваний и общим снижением положительных экологических составляющих обитания этих насекомых из-за увеличения рекреационной нагрузки и загрязнения исторически сложившейся среды их обитания. В связи с этим отсутствие паразитов рыжего соснового пилильщика или резкое снижение их численности может служить индикатором экологического состояния лесных экосистем.

 

Список использованных источников

1. Вишнякова С.В. Результаты наблюдений за сроками развития яиц рыжего соснового пилильщика (Neodiprion sertifer Geoffr) в насаждения Брянской области (по данным 2015-2016 г)// Актуальные проблемы лесного комплекса. 2017. №47. С. 84-87.

2. Вишнякова С.В. Опыт искусственного заселения рыжим сосновым пилильщиком (Neodiprion sertifer Geoffr) здоровых и ослабленных деревьев за пределами очага массового размножения// Актуальные проблемы лесного комплекса. 2016. №46. С.67-72.

 3. Вишнякова С.В. Биологические особенности и вредоносность рыжего соснового пилильщика (Neodiprion sertifer Geoffr) в несомкнувшихся культурах Брянской области. Автореферат кандидата биологических наук: 03.00.09. Москва, 1993. 20 с.

 4. Гурьянова Т.М. Роль пространственной структуры популяций хозяина и паразита в динамике численности рыжего соснового пилильщика// Лесоведение. 1990. №6. С.67-76.

 5. Коломиец Н.Г., Воронцов А.И., Стадницкий Г.В. Рыжий сосновый пилильщик. Новосибирск: Наука.Сиб отд-ние, 1972. 148 с.

 6. Михкельсон С.Ю. О роли яйцееда Achrusocharella ruforum Krausse в регуляции численности рыжего соснового пилильщка// Лесоводственные исследования. 1980. Т.16. С.18-25.

 7. Симоненкова В.А., Осмирко А.А., Ионова Е.А. Особенности видового состава вредной энтомофауны городских насаждений// Актуальные проблемы лесного комплекса. 2015. №41. С.207-210.

 8. Шапиро В.А. Значение паразитов рыжего соснового пилильщика в лесах Ленинградской области / Сборник научных трудов Биологического ин-та СО АН СССР: Доклады симпозиума 17-18 ноября . Новосибирск: 1964. С.210-213.

 9. Juuntinen P., Varama M. Ruskean mӓntypistiӓisen (Neodiprion sertifer) esiintyminen Suomessa vuosina 1966 – 83// Folia forestalia Metsӓntutkimuslaitos. 1986, 662. С.1-39.